10:44 

Моя цель - ты! Истинные

Fleirot
Когда имеют тебя, ты понимаешь тех, кого имел ты!
Название: Моя цель - ты! Истинные
Автор: Fleirot, Karianna
Персонажи: Наруто, Саске, Итачи, Гаара, Мадара и все-все-все
Рейтинг: R (NC-17)
Жанры: Слэш (яой), AU, Романтика, Юмор, драма
Предупреждения: OOC, мужская беременность, изнасилование, ченслеш
Размер: макси
Статус: в процессе
Саммари: В элитной школе Коноха появляется новичок. ОЧЕНЬ необычный новичок, который изменит устоявшиеся правила не только учебного заведения, но и жизней её учеников. Прошу приветствовать, Намикадзе Наруто - бета...
Примечание № 1: выдуманный мир Омегаверса (что это такое - тыкать тут vk.com/topic-41192835_27656297)
Примечание №2: я в курсе, что Хвостатых всего 9, но у меня Дзюби - отдельный демон, Десятихвостый!
Примечание №3: фанфикшена и ориджинала здесь ровно 50/50, так что... извольте читать внимательнее - АУ и ООС!!!
vk.com/photo33553422_307827494 - арт к фику

III. Слепить сердце из пепла...

Цунаде не знала, что ей делать: плакать или смеяться. Хотя вот именно сейчас хотелось приложиться к горлышку бутыли саке, припрятанной в нижнем шкафчике стола. Её надеждам не суждено было сбыться; ещё школьный день не закончился, а три виновника беспорядка, устроенного в столовой во время обеда, стояли перед ней, одним из которых – не нужно быть прорицателем – был её крестник. Личности двух других участников были весьма неожиданными: Президент СтудСовета Хьюга Неджи и Вице-президент Учиха Саске. Единственное, что безумно веселило и заставляло непомерно гордиться директрису, так это подсвеченные фингалами лица альф и виноватая, но целая мордашка её лисёнка.

-- Надеюсь, вы осознаёте, что ваше поведение недостойно учеников школы Коноха, тем более Президента и Вице-президента СтудСовета. Вы должны быть примеров для других учеников!

-- Просим прощения, Цунаде-сама, - в голос ответили брюнеты, злобно покосившись на странно вздрагивающего плечами блондина.

-- Чтобы я вас неделю рядом со столовой не видела! Лето, тепло, будете обедать на природе. Всё, вы двое свободны!

Почтительно поклонившись, оба юноши покинули кабинет, при этом каждый одарил склонённую светлую головку обещающим кары небесные взглядом. Когда дверь за ними плотно закрылась, Наруто, уже не сдерживаясь, схватился за живот и стал всхлипывать в голос, дёргаясь всем туловищем. Женщина сурово поджала губы и нервно сжала в ладони какой-то документ, на деле оказавшийся личным делом нового ученика.

-- НА-РУ-ТО! Прекрати немедленно!

За стихающими всхлипами последовала икота, и юноша медленно осел на пол. Цунаде тут же спохватилась, выскочила из-за стола, прихватив с собой стакан со смесью успокоительного, приготовленного для себя, и влила его в приоткрытый рот крестника. Тот поперхнулся, но послушно проглотил пахучую жидкость, после чего сразу же обмяк в родных объятиях. Сенджу вздохнула с облегчением: она всё время забывала, какая настоящая сущность Нару.

-- Правду Джирайя говорит. Ты нас своими выходками в гроб скоро загонишь!

-- А что я? Я ничего.

-- Нару, ну я же просила тебя не устраивать разборок в первый же день. Да и что тебе могли сделать Хьюга и Учиха?

-- Хьюга оскорбил моих друзей и свою кузину. Я не мог умолчать и спустить ему подобное! – словно маленький ребёнок стал оправдываться юноша и сердито засопел. Цунаде покачала головой и прижала маленького нахалёнка крепче к себе. У Наруто с детства было слегка атрофированное чувство справедливости. Он всегда рьяно защищал обиженных и угнетённых, особенно своих родных, близких и друзей. Чем старше он становился, тем ценнее была его самоотверженность. А уж узы семьи были для него бесценны.

-- А Учиха что сделал?

-- Кто?

-- Учиха Саске. Тот второй брюнет.

-- Аааа, этот тэме…. Он назвал меня добе и зачем-то полез нас разнимать. Один фингал засветил ему я, а вот второй он получил уже от Хьюги в пылу борьбы. Классно я их отделал, да?

-- Ох, Нару. Отделал их ты, а вот объясняться с их опекунами придётся мне. Так, чтоб я тебя в столовой две недели не видела! На последний урок – физкультуру – ты не пойдёшь, у тебя всё равно свободное посещение по этому предмету, так что ты сейчас же вернёшься домой. Я уже вызвала машину.

-- Бабуль, да ты садист… - присвистнул юноша, за что тут же схлопотал мощный удар кулаком в челюсть и пролетел через всю комнату, гармонично вписавшись в стену между двумя книжными шкафами. Через мгновение альфа предстала перед ним во всей красе.

-- Гррр, ты всё понял?! Домой, немедленно! И чтоб ни шагу за порог, иначе воспитательную беседу с тобой проведу я.

-- П-понял…

Директорский кабинет Намикадзе покидал несколько потрёпанный, двигающий челюстью из стороны в сторону, чему стала свидетельницей Хината. Испугавшись разъярённого вида директрисы, увидевшей полуразрушенную столовую и катавшуюся по полу в едином клубке троицу, она хотела извиниться перед Цунаде-сама и сказать, что Наруто-кун был не виноват…но так и не осмелилась постучаться в кабинет, а простояла всё время в коридоре у окна. Кузен с Учихой вышли жутко злые, а новенький всё не появлялся. Вышел только через десять минут, весь раскрасневшийся, помятый, с назревающим синяком на скуле.

-- Н-Наруто-кун…

-- О, Хината! Что ты здесь делаешь? Сейчас же, вроде, урок.

-- Д-да, физкультура… у меня свободное посещение…. Н-Наруто-кун… я… - заикаясь, девушка замолчала и опустила голову, спрятав испуганный взгляд за чёлкой. На глаза наворачивались слёзы. Вот так всегда, когда нужно было, она и слова не могла вымолвить. А ведь ей так хотелось поддержать новичка. Она ожидала, что сейчас он рассмеётся над её мямлями, как это делают остальные.

-- Может быть, ты… волновалась за меня?

Вскинув голову, она с затаившимися в уголках глаз слезами уставилась на искренне улыбающегося ей блондина. И в этой весёлой солнечной улыбке не было ни насмешки, ни издёвки. Маленькое сердечко трепетно забилось в грудной клетке.

-- Да пара мелких ушибов, ничего серьёзного! Из школы меня не вытурили, зато закрыли вход в столовую. Ну, ничего, есть на свежем воздухе полезно, ха-ха-ха, - захихикал юноша, но спустя мгновение на Хьюга посмотрели вполне серьёзные, полные внутренней силой и уверенностью бирюзовые глаза. – Не беспокойся, я не позволю ему тебя обижать.

Улыбнувшись и помахав на прощание, Намикадзе направился на выход из административного корпуса. А девушка осталась стоять на месте, не шевелясь, и смотрела в удаляющуюся спину. Уголки губ чуть подрагивали, а руки невольно прижались к груди, где быстро-быстро билось сердце. Эти слова ей напомнили ещё одно обещание, данное Кибой ей когда-то в детстве: он обязательно вырастет человеком, который никому и никогда не даст её в обиду. У обещаний и слов есть свойство исполняться.

Не успел он по-тихому улизнуть с территории школы, как в центральных воротах его выловили и запихнули в машину. Два бугая сели сзади по бокам от него, а водитель и глава телохранителей – он же по совместительству ещё и учитель в школе Коноха – Хатаке Какаши заняли свои места спереди. Зеркало заднего вида было настроено так, что в нём отражался весьма оскорблённый и недовольный наследник Намикадзе.

-- Простите, молодой господин, но у нас строгий наказ довезти вас до дома. Нас также предупредили, что с вестибулярным аппаратом у вас всё в порядке, а до туалета вы потерпите.

-- Какаши-сан, может быть, договоримся? – предпринял попытку всё-таки увильнуть от стражи Наруто, расплываясь в невинной улыбке.

-- И что же вы мне предложите?

-- Вы отправитесь учить и читать свои извратские книжонки, а я пешочком прогуляюсь до дома. Само собой, всё останется между нами.

-- Хм… вести скучные уроки или получить выговор от Джирайи-сама или, хуже того, от Цунаде-сама…. Думаю, выбор очевиден, - ухмыльнулся в зеркало беловолосый мужчина и махнул водителю ехать. Не то, чтобы Наруто сильно обиделся, просто по возвращению домой он подговорит Кью нагадить телохранителю в ботинки. Месть приятна, когда она пахнет победой!

За окном машины мелькали улочки, старые постройки. Когда они въехали в старый район города, всё реже стали попадаться трёх и пяти этажные дома. Юноша с некоторой грустью смотрел на перекошенные крыши, полуобгоревшие дома. Чем ближе они подъезжали к неприметному повороту слева, тем чаще встречались постройки, сильнее пострадавшие от огня. Да, когда-то этот район был объят пламенем, и источник его находился за тем самым поворотом. Машина остановилась, чтобы пропустить пешеходов через дорогу, и Наруто не выдержал.

-- Сверните налево, - приказал он водителю. Какаши-сан обеспокоенно взглянул на него через зеркало внутри салона.

-- Молодой господин, не думаю, что стоит…

-- Это приказ! Поворачивайте.

Без возможности как-нибудь возразить наследнику Намикадзе, мужчина кивнул водителю, и машина плавно повернула налево, въезжая на ухабистую и разбитую дорогу. Проехав буквально двести метров, машина остановилась, задняя дверца открылась, и один из бугаев с подачи пинка вышел из салона. Блондинистый ураган вылетел из машины и торопливо направился по узкой каменной дорожке с выжженной по бокам травой. За десять лет здесь так ничего нового не выросло, как бы ни старалась природа или сами люди. Поговаривали, что земля проклята и поражена пролитой кровью невинных. Ни в какие проклятья Наруто не верил, поэтому без страха и суеверия уверенно шёл вперёд, а за ним, шаг в шаг, шёл Хатаке.

Каменная дорожка вдруг оборвалась, а перед юношей предстал высокий железный забор с предупреждениями о частной собственности. Крёстный как всегда позаботился о сохранности этого дорогого его сердцу места. Ловко вскарабкавшись по стене, он преодолел преграду и спрыгнул на чёрную опустошённую землю. А ведь когда-то здесь был дивный сад, в котором цвели красивые цветы, фруктовые деревья, в которых вили гнёзда птицы. Ничего не осталось, лишь пустота и образы из воспоминаний. Словно в прострации, он двинулся вперёд. Большой дом в лучших японских традициях выглядел всё таким же внушительным. Одна часть его была почти восстановлена до мельчайших подробностей: сосновые настилы, трещинки на потолках, даже зарубки на деревянном косяке, служившем линейкой роста. Джирайя-сан вложил немало сил и времени, чтобы вернуть хотя бы видимость прошлого.

Вторая половина дома представляла собой весь тот ужас, что отражал реальность. Сгоревший пол, обвалившийся потолок, битые стёкла и клочки полусгоревшей рисовой бумаги. А ведь в этой части была его детская. Именно здесь они проводили больше всего времени, когда папа был дома. Эта часть была не тронута, потому что восстанавливать её нужно было по крупицам. Крёстный вряд ли смог это сделать, ведь даже Наруто не помнил каждой мелочи. Нет, не так. Он не хотел помнить. Потому что именно здесь…

-- Молодой господин, нам уже пора возвращаться. Цунаде-сама просила отзвониться ей, когда вы будете дома.

Юноша даже не вздрогнул, он знал, что Какаши-сан следовал за ним и всё это время безмолвно стоял в стороне. Ему тоже было больно видеть это место в таком жутком состоянии, ведь в этом месте он провёл не меньше времени, чем маленький Наруто.

-- Мы когда-нибудь вернёмся в этот дом, Какаши-сан. Обязательно вернёмся.

-- Вернёмся, молодой господин. Обязательно.

Больше не говоря ни слова, они вернулись к машине и до самого дома сохраняли это уютное для них двоих молчание. Дом там, где твоё сердце. А их сердца навсегда остались в том небольшом домике в японском стиле, сгорели вместе с ним и возродились из его же пепла, как фениксы.

@темы: фэнтези, фанфики, слэш/яой, аниме, Наруто, Моя цель - ты! Истинные

URL
   

Вредные герои

главная